Шельм Ландышфуки
Всего лишь шут, всего лишь маска. Но кто увидит блики слез под маской? Кто распознает в поцелуе горечь слез?
Название: Драконьи грезы радужного цвета
Автор: Небо в глазах ангела
Бета: Горностайчик
Пейринг: Драконий лекарь/Придворный шут
Рейтинг: NC-17
Жанр: романс, флафф, фэнтези
Размер: макси
Статус: закончен
Дискламер: все мое.
Предупреждение: яой, юст
От Автора: а жил да был Придворный шут, "влюбленный" в Лекаря. А тот его не замечал, отваживал, не привечал, и все же вуаля!


Пролог


К нему пришел придворный шут. Опять. Драконий лекарь тяжело вздохнул и пошел открывать. Сам. Лично. Для этого посетителя служка, подрабатывающий в Драконьей аптеке, явно не подходил. Не того полета птица, как выразился бы все тот же шут. Век бы его не видеть!
Шут, как всегда, был смешон в своем шутовском колпаке с бубенцами и пестрой одежде. И печален, как никогда.
- Приветствую тебя, Шельм, - с непроницаемым лицом, обронил Драконий лекарь. Но проницательный шут легко уловил истинные интонации, казалось бы, стандартной приветственной фразы: "Век бы тебя не видеть. Зачем приперся?"
- И тебе привет-привет, Ставрас Ригулти, лекарь драконий, - завел привычную шарманку шут. В глазах его заплясали озорные чертенята, изгнав на время из них печаль, приведшую его сюда. - Я по пути заскочил вот к тебе. Чаем напоешь? Иль снова отравы подсыплешь, как раньше? Иль мне готовиться к новой беде?
- Прекрати! - рыкнул Саврас и хлопнул ладонью по дубовому столу, заменяющему в лекарской лавке прилавок. - Чай ты знаешь где, сходи на кухню и завари сам. И никаких стихов.
- Будет сделано! - отрапортовал шут как солдатский болванчик, которые ставили порой на ворота ночью, когда стражники мирно спали в своей каптерке, и унесся в подсобные помещения.
Ставрас вздохнул. Кажется, опять началось.

1.

- Король хочет, чтобы ты сопровождал его сына в погоне за Радужным Драконом, - обронил Шельм в ответ на заинтересованный взгляд лекаря, заставшего его суетящимся на маленькой аптечной кухне.
- Что?! - Ставрас, уже морально приготовившийся отбиваться от очередной серии приставаний со стороны несносного шута, у которого, как было известно всем в Столице, вызывал далеко не здоровый интерес, так и сел. Поэтому, добротно сколоченная табуретка, которую подтолкнул в его сторону Шельм, оказалась очень даже кстати.
- Ничего. Вот, послали тебя уговаривать, - развел руками шут и снова отвернулся к магической горелке, на которой подогревал воду для будущего чая.
- Причем здесь я?! - возмутился лекарь, запуская в волосы обе руки и расчесывая непокорную шевелюру, вечно торчавшую наподобие драконьего гребня, растопыренными пальцами.
- Ну, как это «причем»? - отозвался шут, не поворачиваясь. - Ты у нас на ком специализируешься? Правильно, на драконах. Так что, лучшего спутника для избалованного мальчишки, вбившего себе в голову очередную дурость, просто не найти.
- И что же, личной охраны ему уже не хватает, он собирается с собой и меня еще прихватить?
- Вообще-то, об охране речи и не идет, - с тяжелым вздохом, повернулся к нему шут. Удивительно, но на юном лице не было ни тени привычных ужимок.
- Постой, король собирается отправить его только со мной одним?
- И со мной.
- Так, и чем же я обязан такому королевскому доверию? Неужели, наш Палтус Веринеевич не боится, что с его сынком в дороге беда какая приключится?
- А чего ему бояться, если его будет сопровождать человек, победивший в турнире Дюжины просто с разгромным счетом, и даже умудрившийся оседлать Черного дракона, и остаться не то что живым и целым, но и без единой царапины?
- Да, если бы не ты, я бы никогда не попал на тот турнир! - взвыл Ставрас дурным голосом, пряча лицо в ладонях.
Это же чистой воды бред получался. Какие еще погони за радужными драконами?! Да, этих самых драконов и не видели ни разу никто толком. Были красные, черные, золотые, бирюзовые, да мало ли, какие еще. Но таких, чтобы в их чешуе присутствовали все цвета, люди Драконьего королевства еще не наблюдали. Откуда? Даже, несмотря на то, что у каждого уважающего себя дворянского рода имелся свой личный дракон, а то и несколько. Драконов почитали, холили, лелеяли, оберегали. Самым ценным подарком на совершеннолетие юного отпрыска благородного семейства являлось яйцо дракона. И, если будущему лорду удавалось не только помочь маленькому дракончику вылупиться, но и вырастить его своим преданным другом, то это не просто прибавляло уважения его роду, но и продлевало жизнь самого дворянина. Ведь тот, кто был связан с драконами какими бы то ни было узами, непременно в награду обретал не просто долголетие, но и очень позднюю старость, редко умирая в своем номинальном возрасте и внешне до конца дней оставаясь молодым и полным сил. Это было так же незыблемо как то, что вода мокрая, а огонь обжигает. А, что может быть дороже, пусть не вечной, но долгой и деятельной жизни? Поэтому некоторые юноши, да и девушки побойче, отправлялись на самостоятельные поиски своих драконов, ведь не всем же уготовано судьбой получить вожделенное яйцо в подарок. Но, вот зачем могло потребоваться делать это отпрыску королевского семейства, имеющего в своем распоряжении целый выводок драконов? А все было просто, как дважды два. Легенда о Радужном Драконе переходила в королевской семье из уст в уста. Дескать, прародитель королевского рода стал самым великим правителем и основателем Драконьего королевства лишь после того, как его покровителем и спутником стал Радужный Дракон. Поэтому и великолепный дворец, в котором жили все короли, назывался Радужным. Похоже, наслушавшись романтичных повестей и рассказов о деяниях дальнего прадеда, юный наследник и решил отправиться на поиски не просто дракона, а непременно радужного. Славы захотелось, могущества.
Ставрас был так поглощен тягостными думами, что не сразу понял, что не ослышался.
- Прости, - едва слышно прошептал шут.
Лекарь оторвал руки от лица и поднял глаза на Шельма. Перед ним стоял мальчишка. Все такой же дерзкий, ветреный, но без колпака, который теперь держал в руках, выглядевший куда более юным и естественным, что ли. Ставрас замер. Он никогда не видел придворного шута таким... таким настоящим.
- Прости, я не расслышал, - протянул лекарь, пряча ухмылку в уголке губ.
Шут резко отвернулся. Светло-голубые волосы, доходящие лишь до плеч, взметнулись непокорными прядками, словно от сквозняка.
- Я сожалею, что так все получилось.
- О, неужели, ты так хочешь выслужиться перед своим королем, что готов признать даже это? - ехидно протянул Ставрас.
- Нет. Будь моя воля, я бы вообще никуда не поехал.
- И почему же? Так опротивел капризный принц? Что-то на балу в честь его совершеннолетия, это не помешало тебе ехидничать над ним весь вечер.
- Я просто не хочу искать и ловить именно этого дракона.
- Почему? - из голоса лекаря тут же пропало ехидство.
- Потому что, Радужные рождены свободными, и должны таковыми остаться.
- Радужные Драконы - лишь легенда.
- Ты - Драконий Лекарь. И знаешь, что это не так.
Ставрас встал и шагнул в его сторону. Юный шут повернулся к нему и вскинул голову. Взгляд бирюзовых глаз был тверд.
- Я знаю, но откуда знаешь ты? - уточнил лекарь, придвинувшись совсем вплотную. Он был почти на голову выше шута, но тот смотрел на него так, словно ниже был именно он. А потом во взгляде бирюзовых глаз заплясали бирюзовые чертенята. Шельм потянулся к нему, обхватил рукой затылок, притянул его голову к себе и зашептал на ухо. Томно, почти страстно.
- Не поверишь, но... - шут сделал театральную паузу, и проорал в самое ухо: - Секрет!
Лекарь дернулся и оттолкнул его от себя, в темно-карих глазах металась дикая, необузданная ярость. А шут смеялся. Просто-таки, хохотал ему в лицо. Заливисто, почти счастливо. И даже печаль в его глазах терялась на фоне этого смеха. Ставрас зарычал, схватил его за шкирку, как котенка, и попытался вытолкать за дверь, но шут уперся в косяк руками и ногами, и протолкнуть его никак не получалось. Лекарь пыхтел, как разъяренный дракон, выпихивал его изо всех сил, но все же соизмерял свои истинные возможности и хрупкость юного, хоть и невероятно гибкого, тела. Покалечить дерзкого мальчику совсем не хотелось, а тот упирался из последних сил.

- Так, ладно, - первым отступил лекарь, - почему он послал именно тебя?
- Потому что весь город знает, что мы с тобой любовники, - отозвался шут, оправляя одежду, сбившуюся в пылу проигранной лекарем схватки, и водружая на голову просто роскошный колпак с золотыми бубенчиками на кончиках.
- Мы. С. Тобой. Не. Любовники, - по словам припечатал лекарь.
- А ты это им скажи, - весело подмигнул ему Шельм и, как ни в чем не бывало, плюхнулся на одну из табуреток, разливая заварку из миниатюрного чайничка по чашкам из черного, вулканического стекла. Вся посуда в доме лекаря была сделана именно из него, что всегда удивляло шута.
Ставрас смотрел на него с выражением крайней брезгливости. Шут же не унывал даже под этим взглядом. Улыбался мило-мило, и прихлебывал обжигающе горячий чай. Как же он бесил его всеми этими ужимками! Просто до безумия. Но лекарь снова сдался первым. Вздохнул, разжал кулаки, которые даже не понял когда успел стиснуть, и сел напротив него, обхватывая поставленную перед ним кружку обеими руками, словно грея, хотя холодно в комнате не было, лишь чуть прохладно, в отличие от удушливой жары на улице.
Двое мужчин молча пили ароматный, пахнущий мятой и жимолостью чай. Шельм больше не улыбался, напротив, явно сосредоточенно думал о чем-то своем. Печаль в его глазах опять проступила настолько явно, что лекарь, завидев её вновь, так и сидел, разглядывая парня в шутовском колпаке с непонятным ему самому желанием узнать, в чем причина этой печали. Её в бирюзовых глазах шута, вот уже почти год уделяющего ему особое внимание на всех светских раутах, которые Ставрас был вынужден посещать время от времени, он замечал ни раз, и не два. Иногда она проступала более явно, иногда скрывалась где-то в глубине зрачков, словно отступая и прячась на время, но всегда была там. Всегда.
- Что будет с тобой, если я откажусь? - задал он какой-то странный, непонятный вопрос.
- Повесят, - пожал плечами шут. Но произнес это таким обыденным тоном, что лекарь нахмурился. Такого безразличия к собственной жизни со стороны Шельма он как-то не ожидал.
- И что, так просто расстанешься с жизнью, ради какого-то мнимого радужного дракона?
- Расстанусь? - шут посмотрел на него растерянно, потом понял о чем он, и улыбнулся. - Ну, или голову отрубит. Наследничек мне этим чуть ли не каждый день грозить пытается. Чудной такой, маленький, глупенький и наивный.
- Да, уж. И Палтус думает, что я соглашусь тащить это его глупое недоразумение, возомнившее себя невесть кем, через полстраны к Драконьим Горам в поисках Радужного Дракона?
- Палтус, может, и не особо рассчитывает на твое согласие, а вот наследничек уже всему двору уши прожужжал, как он поедет с тобой в странствия, как ты научишь его этому своему удару с левой, которым свалил явного фаворита Деметруса Аполлонского. Ну, помнишь, на турнире.
- Не собираюсь я его учить!
- Да, понял я уже. Не думай, глупости все это. Поорет, поорет и перебесится, - махнул рукой шут и отвернулся.
Ставрас очень внимательно посмотрел на него. Голубоволосый мальчишка давно интересовал лекаря, но все эти его нездоровые позывы, из-за которых их и считали теперь так называемыми любовниками, Ригулти дико раздражали. Но с другой стороны, шут, конечно, был обаятельной стервочкой, как для себя определил его Ставрас, и подводить его под монастырь ему как-то не хотелось. Да, и скучно будет без него. А то, на всех этих балах, Ставрас только тем и развлекался, что бегал от шута, настойчивого в своих домогательствах до неприличия. Вызывая шепоток светских сплетников, и в тайне от всех развлекаясь не меньше, все того же Шельма. У которого, кстати, была довольно забавная фамилия. Ставрасу всегда было интересно, настоящая или сценический псевдоним? А еще неожиданно пришла в голову мысль, что вот он, шанс отыграться на мальчишке, явно не рвущегося покидать столицу под только что выдуманным пафосным предлогом. Поэтому, Ставрас хитро прищурился и полюбопытствовал, словно между прочим:
- Скажи, а Ландышфуки - это настоящая фамилии или ты её сам себе выдумал?
Шут подавился и закашлялся. Постучал себе кулаком в грудь. На глазах у него выступили слезы. Он жадно глотнул воздуха, отдышался и все же выдавил из себя:
- Конечно, настоящая.
Лукавства в его глазах лекарь не увидел.
- Хорошо, - протянул Ставрас, медленно, словно намеренно дразня, облизал губы, неотрывно глядя в глаза замершему шуту, который тут же заподозрил какой-то подвох. И добавил: - В таком случае, идем.
- Куда? - Шельм растерянно моргнул.
- Как "куда"? - притворно изумился Ставрас. - Во дворец, конечно.
- Зачем? - еще больше насторожился шут, уже догадываясь к чему все это.
- За королевичем, да и об оплате не мешало бы договориться.
- Ты это назло мне, да?
- Конечно, - насмешливо протянул Ставрас, чувствуя себя как никогда победителем. - Не все же тебе мне жизнь портить, пора бы и мне для тебя расстараться.
- Ты собираешься пленить Радужного Дракона? - напряженно вопросил тот.
- А почему бы и нет?
- Для нахального, избалованного мальчишки, ничего не сделавшего в этой жизни для того, чтобы заслужить честь, хотя бы просто увидеть полет такого дракона?
- Да, - уверенно кивнул Ставрас, откровенно забавляясь.
Похоже, шут не врал о своих теплых чувствах к Радужному Дракону. Интересный, однако, спутник у него будет. Ой, какой интересный! С таким явно не соскучишься.
- Именно для него, - подтвердил он еще раз, и опешил, когда глаза шута сузились, и тот зашипел на него, разъяреннее кота, узревшего соперника.
- Презираю тебя!
- О, а как же любовь, любовничек мой дорогой?
- А нет её и не было! Думаешь, я с тобой поеду? Так вот, не дождешься! - от переизбытка чувств шут вскочил на ноги, его колпак съехал набекрень, но бирюзовые глаза все равно метали молнии.
Ставрас нахмурился и тоже поднялся. Обманчиво медленно, словно дракон, в полете готовившийся к быстрому падению, чтобы одним нырком схватить с земли добычу.
- А вот это, Шельм Ландышфуки, не тебе решать, - обронил он, схватил шута, не нашедшего что ему на это ответить за руку, и потащил за собой к выходу.
- Пусти! - дернулся было тот.
Но пальцы лекаря, словно вылитые из цельного железа, сжали его руку еще сильней, так, что захрустели кости, хотя ломать их Ставрас никогда бы не стал.
- Не раньше, чем мы доберемся до дворца, - бросил лекарь, и вывел его на улицу.
Вот так и началось их путешествие


@темы: "Драконьи грезы радужного цвета", Истории